За свою долгую жизнь я успел повидать многое, но такую наглую и бесстыжую тварь, я вижу впервые. Она в буквальном смысле съедает меня. Думаю, что после стольких лет жизни, уже близиться мой конец. Но перед этим, я хочу немного рассказать вам о себе. Меня зовут «Портрет Дориана Грея», я родился благодаря Оскару Уайльду. Помню первые мгновения, когда я родился или как принято про нас говорить, когда меня напечатали. Это было волшебно. Изначально я был теплым, а потом начал потихонечку остывать. Две мягкие и очень хорошо пахнущие руки подняли меня и положили на полку.

Там, я познакомился со своими братьями и сестрами. Первая напечатанная книга «Портрет Дориана Грея» была моим предком по папиной линии. Рядом со мной на полке лежали книги таких авторов, как Виктор Мари Гюго, Марк Твен, Чарльз Диккенс и др.

Мы были одной дружной семьей, но, к сожалению, однажды мы должны были расстаться. Ночью я услышал разговор наших нянь “Завтра повезем в книжную новую партию книг Уайльда” – сказал один из них. Няни – это такие люди, которые присматривали за нами. Каждый день они чистили полки, на которых мы лежали, убирали пыль с нас, одним словом, сохраняли товарный вид. Наступило утро нас взяли с полки и положили в какую-то коробку.

Позже я оказался в очень освященном месте. Меня взяла приятная девушка и стала крутить в руках. “Когда она меня оставит в покое” – подумал я.

Потом она повернула меня лицом вниз, открыла последнюю страницу и стала что-то писать карандашом. Ощущения, честно сказать, не самые приятные и даже временами, когда она сильно нажимала на свой карандаш я чувствовал боль. “ И эта книга внесена в базу, поставь ее к остальным” – сказала девушка и отдала меня какому-то парню. Он взял меня, рассмотрел и его глаза засияли «Дориан Грееей» – с восхищенным голосом сказал он – «Наконец-то тебя привезли к нам, я не стану ждать до конца рабочего дня, сейчас же куплю тебя». Он вернул меня к той девушке, они что-то переговорили, после чего он отнес меня в другую комнату, положил к себе в сумку, облегченно вздохнул и ушел.

Прошло некоторое время, он вернулся, переоделся, взял сумку, в которой я лежал и отвез меня к себе домой. С этого момента и началась наша история. Когда мы зашли к нему домой, он начал разбирать все вещи, достал меня и положил на стол. Пока он занимался своими делами, я успел оглянуться вокруг. Это была маленькая, однокомнатная квартирка. В углу стоял рабочий стол, на котором я и лежал, с одной стороны был шкаф, а с другой кровать, над которой весел портер Иосифа Виссарионовича. Вскоре парень вернулся, сел на стул, взял меня в руки и долго присматривался ко мне.

Потом он очень аккуратно, мягкими подушечками своих пальцев открыл первую страницу и начал читать. Он продолжал читать и читать. Почему-то после моего рождения никто не предупреждал, что будет так тяжело. Парень продолжал читать всю ночь, каждый раз, когда я чуть было не заснул, он переворачивал очередную страницу. В какой-то момент он посмотрел на часы и воскликнул “3 часа ночи, мне же скоро вставать на работу. Извини, Дориан, но сегодня нам придется расстаться”. И в таком режиме прошло несколько дней, пока он не закрыл последнюю страницу и с заботой не положил меня к остальным книгам. Рядом со мной оказалась книга под названием “12 стульев”. Но она сильно отличалась от меня, была потрепанной, пожелтевшей. “Ты засмотрелся, юнец”- вдруг сказала книга. “Извините, Вы просто немного отличаетесь от книг, которые я видел раньше. Это он с Вами так поступил?”-осмелился спросить я. “Нет, юнец, Дима хороший человек, он никогда нас не обижает, но его друг – Коля совершенно не обучен поведению с книгами”. В этот момент рука парнишки взяла меня “ Впрочем, ты скоро познакомишься с ним”- сказала она на последок. Через некоторое время мы оказались в другой квартире. “Возьми, Коль”- сказал Дима и протянул меня к своему другу -“Только в этот раз прошу тебя быть аккуратнее”. “Спасибо, буду внимателен” – сказал Коля и забрал меня. Когда Дима покинул квартиру, Коля сел на кресло и начал грубыми движениями руки листать страницы, своими влажными от плевка пальцами. Потом он швырнул меня на стол, где я пролежал около 4 дней.

Однажды, когда Коля пил чай, он положил свой горячий стакан на моё лицо. Не описать словами мои чувства и эту ужасную боль, которую я испытывал. Помню этот прекрасный июньский день, когда Дима зашел за мной, чтобы вернуть домой. И вдруг, по радио мы услышали объявление о начале Великой Отечественной Войны. Рассказывать вам про дни, пережитые во время войны я не хочу. Это было тяжело, ведь никто на нас не обращал внимания. Мы месяцами лежали в коробках, которые всё время везли из одного места в другое, мы были в пыли, некоторых своих друзей я потерял в тяжелейших условиях, когда греться было нечем и их просто сжигали. Я, наверно, чудом выжил.

Но и после войны приходилось несладко. Для начала потому, что после окончания войны Дима не вернулся за мной, я его больше не видел. Меня забрала девушка, которая после прочтения десятилетиями хранила меня в огромной библиотеке своего дома. Если бы не новички, которые время от времени присоединялись к нам, я бы и не догадывался в каком времени живу. Однажды в библиотеку зашла старуха. На вид ей было около 70, она взяла меня с полки, и мы пошли в гостиную. “После стольких лет я хочу освежить память и перечитать свои любимые моменты”- сказала женщина своим хриплым голосом. Я не помнил её лица, но движения её рук напоминали мне ту самую девушку, которая пару лет назад забрала меня к себе. Неужели она так изменилась? Сколько лет прошло с нашей последней встречи? Мои размышления прервала старуха. «Мартин, сделай погромче телевизор”- мягко попросила она своего слугу, который все эти годы приносил к нам новичков.

Телевизор – слово, которое я никогда прежде не слышал. Это был прямоугольник, из которого говорил седовласый мужчина, который медленно тяжело вздыхая что-то объявлял. “Я ухожу, я сделал всё, что мог”- сказал мужчина, после чего старуха возмущаясь завопила – “Мартин, выключи, выключи цирк этого алкоголика”. Мартин не меняя ни единую гримасу на лице, хладнокровно нажал на черную управляющую штучку и телевизор выключился. “Вот испортили настроение в праздник, аж читать ничего не хочется” – старуха отложила меня в сторону и куда-то ушла. Через некоторое время Мартин забрал меня и отнес в библиотеку. На следующее утро я ждал, что он снова вернется за мной, но он так и не вернулся. Прошло еще какое-то время, новички перестали появляться, а из любимых книг старухи никого больше не забирали.

В один день в библиотеку зашел новый мужчина, которого я никогда не видел. “Из этой комнаты сделаем детскую. Зачем мне бабушкино старье, захочу почитать, куплю электронную книжку” – сказал он – “Отправьте все книги в библиотеку, в какую захотите, мне плевать” – после чего захлопнул дверью и ушел. Через некоторое время нас всех начали раскидывать по коробкам. Ко мне отнеслись ужасно, они с высоты швырнули меня в коробку. В процессе полета, я раскрылся по полам и приземлился прямо на живот, зажав одну из сотен страниц. Но они не обратили внимания и начали швырять на меня и другие книги тоже. Когда мы приехали в пункт назначения нас ждал потрепанный старик, он был похож на книгу “12 стульев”, которую я встретил в детстве у Димы. Эх, Дима. Как бережно он ко мне относился. Старый мужчина взял меня из коробки, закрыл и отнес в зал, где лежало очень много книг. Я никогда прежде не видел столько книг в одном месте. “Наверно, хозяин этого дома очень любит читать” – подумал я. Но я сильно ошибался.

Год за годом самые разные люди забирали меня к себе домой. Это были худшие времена моей жизни, хуже, чем когда-то на войне. За мою службу в библиотеке читатели успели пролить на меня кофе, помять страницы, разорвать обложку, а у одного из них, когда он забрал меня домой был маленький ребенок. Все свои слюни он успел пустить на мои страницы. К этому моменту, как эта тварь съедала меня, я уже был совсем старый, отслуживший свой век, как наш библиотекарь. Мы оба были одинаково помяты. Мужчина взял меня с полки, открыл и со вздохом сказал –  “И эту моль съела…”.