“Надо придумать как бы убить этого мерзавца”
На крыше одного из небоскребов в центре города с самого утра с биноклем в руках и с большой папкой бумаг под рукой, сидит один мужчина. Возраст приблизительно 40 лет, рост средний. Назвать его стройным нельзя, даже скорей наоборот, он явно страдал от ожирения, появившегося в следствии не столько злоупотребления еды, а скорее в следствии чересчур сидячего образа жизни.

О виде открывающегося с крыши этого небоскребы даже говорить не стоит. Сказать, что вид прекрасен, значит ничего не сказать. Нельзя в точности описать чувства, которые вызывает рассвет, который своими первыми лучами пробуждает постепенно оживающий город. Нельзя описать совершенно разные миры, которые при наблюдении отсюда можно поместить всего в один кадр. Как например офисный мир постоянных правил и указов, состоящий из постоянно спешащих людей в черном. Или же детский мир радости, расположенный вокруг начальной школы и детского сада, где правят беззаботные дети, неконтролируемо передвигающиеся по отделенному им пространству.

Однако наш персонаж забрался на такую высоту отнюдь не ради красивого пейзажа. На данный момент у него лишь одна цель, придумать идеальный способ убийства. Естественно это было не первое его громкое убийство, но на этот раз хотелось бы придумать что-то новое. Чтоб не вводить в заблуждение стоит отметить что, говоря идеальный ни в коем случае не думайте об идеальном преступлении без всяких улик. Нет. В данном случае речь идет о преступлении с шиком, о преступлении которое при сегодняшнем непрерывном потоке информации хоть какое-то время пробудет на первых полосах новостных страниц и будет обсуждаться разными людьми вызывая либо возмущение, либо восхищение.

И вот с биноклем в руках он наблюдал за повседневной жизнью обычных людей в надежде найти какой-нибудь интересный, жизненный, но в тоже время необычный способ убийства. Человек, которого надо было убить был слишком дорог ему чтоб умереть какой ни будь банальной смертью. Можно сказать, он этого человека создал, вырастил, провел с ним самые интересные моменты его не самой интересной жизни, и вот теперь пора его убить.

Возможных вариантов по началу было много, но постепенно путем жесткого отбора многие варианты были забыты.

Одним из возможных вариантов был выстрелом в голову, но как-то это слишком просто. Человек почти наверняка моментально умрет, не успев ничего понять, обдумать, вспомнить прошлое. Все заканчивается в одно мгновение и не несет в себе какие-то эмоции.

Убийство ножом тоже не подходит. Нож тут является обратной крайностью. За исключением конечно некоторых случаев при убийстве ножом жертва может все понять и обдумать. Есть и эмоции, и время, одним словом все чего не хватало пистолету. Но у ножа есть свой недостаток, а именно наличие зверской ненависти. Для ножа нужно больше эмоций который убийца хочет выпустить, вонзая нож и одновременно смотря в глаза своей жертвы. Надо хотеть измучить беднягу, заставив его страдать снова и снова не только от физической боли, но и от осознания совершенных им ошибок, которые привели его к этому моменту. Этот бедняга за всю свою не самую долгую жизни не успел никому настолько надоесть и ничем не заслужил такой смерти.

Был вариант инсценировки самоубийства, но в этом нет никакой изящности, и это никому не интересно. Люди редко обсуждают самоубийц считая их недостойными такого “большого” внимания, так как они оказались настолько слабы что выбрали хотя и требующий определенной смелости, но не требующий никаких усилий, легкий, путь. А это далеко не идеальное убийство.

Варианты приходили одни за другим – теракты, несчастные случаи, природные катастрофы, но все это было не тем. На время обессмертить ничем не примечательного человека смертью оказалось не так-то просто.

Вдруг к нему в голову пришла прекрасная идея. Он решил обессмертить свою цель смертью, но не ее самой. Чтобы войти в историю жертва должна была стать убийцей и взяв под свой контроль ситуацию отомстить злоумышленнику.  Идея вдохновила его, эмоции переполняли. Со словами “Это просто гениально” он быстро встал, чуть не упав с края небоскреба, и поспешил домой. Уселся за компьютер и начал писать. Он просидел за компьютером почти всю ночь и было около четырех часов ночи, когда он громко прокричал “конец” и с глубоким вздохом откинулся назад на спинку кресла.

Все уже сделано. Книга дописана. Может не самая лучшая его книга, но уж точно станет самой известной. От остальных произведений это творения отличают два важных элемента. Во-первых, главный герой не умирает, во-вторых у этой книги будет предыстория которой нет и не будет ни у одной книги на этом свете.

Он отправил книги редактору и вышел из комнаты.

Через несколько дней в главных новостях расскажут о найденном на дне озера автора многочисленных бестселлеров. Редактор сделает свою работу идеально. Через пару месяцев выйдет последний роман, который побьёт все рекорды. Роман, о котором еще до публикации говорили, как о “написанном кровью”. И все запомнят персонажа, который убил своего создателя.